ЖАЛОБА  Прокурору Санкт-Петербурга Литвиненко Сергею Ивановичу на действия начальника управления по надзору за процессуальной деятельностью в органах Следственного комитета Российской Федерации А.С. Мещерского, выразившиеся в отказе от рассмотрения заявлений о преступлении в порядке уголовно-процессуального законодательства.

ЖАЛОБА Прокурору Санкт-Петербурга Литвиненко Сергею Ивановичу на действия начальника управления по надзору за процессуальной деятельностью в органах Следственного комитета Российской Федерации А.С. Мещерского, выразившиеся в отказе от рассмотрения заявлений о преступлении в порядке уголовно-процессуального законодательства.

06.03.2021

Письмом от 27.01.2021г. №15-657-2017 начальником управления по надзору за процессуальной деятельностью в органах Следственного комитета Российской Федерации А.С. Мещерским отказано в рассмотрении по существу заявлений МОО «Общественный контроль» о преступлении, поступивших в Прокуратуру Санкт-Петербурга из Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

В заявлениях МОО «Общественный контроль» содержались просьбы о проведении в порядке ст. 144 УПК РФ процессуальных проверок:

— сообщения о преступлении — кражи имущества (ст. 158 УПК РФ), изъятого при проведении обыска 9-13 ноября 2007 года не указанного в протоколе обыска;

— сообщения о преступлении — кражи имущества (ст. 158 УПК РФ), изъятие которого отражено в протоколах обыска и которое вещественными доказательствами не признано;

— сообщения о преступлении — кражи имущества (ст. 158 УПК РФ), признанного вещественными доказательствами по уголовному делу;

— сообщения о совершении сотрудниками СО СК Центрального района должностных преступлений, предусмотренных ст. 293, ст. 285, ст. 286, ст. 303 УК РФ;

— сообщения о преступлении — фальсификации доказательств, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела №11801400013001325;

— проверки соблюдения сотрудниками СО СК по Центральному району требований, предъявляемых к хранению вещественных доказательств по уголовному делу № 601319, на предмет наличия в действиях причастных лиц признаков преступлений, предусмотренных ст. 293, ст. 285,ст. 286 УК РФ.

Кроме того, в заявлениях ставился вопрос о проведении проверки по фактам воспрепятствования руководителями и сотрудниками правоохранительных органов прекращению уголовных дел и возврату собственникам изъятого у них в рамках расследования уголовных дел имущества.

Обжалуемые ответ начальника управления по надзору за процессуальной деятельностью в органах Следственного комитета Российской Федерации А.С. Мещерского от 27.01.2021г. №15-657-2017 подлежит признанию незаконным  с обязанием рассмотреть заявления МОО «Общественный контроль» по существу с вынесением соответствующих процессуальных решений в силу следующего.

Согласно пункту 6.1 инструкции «О порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации» обращения, в том числе взятые на контроль (особый контроль), считаются разрешенными только в том случае, если рассмотрены все поставленные в них вопросы, приняты в соответствии с действующим законодательством необходимые меры и даны исчерпывающие ответы заявителям.

Ни один из указанных выше вопросов старшим советником юстиции А.С. Мещерским не рассмотрен и в обжалуемом ответе не отражен. Констатировав факты возбуждения и приостановки расследования уголовных дел, заместитель начальника управления по надзору за процессуальной деятельностью в органах Следственного комитета Российской Федерации уклонился от проведения проверки обстоятельств, изложенных в заявлениях МОО «Общественный контроль», в том числе признаков должностных преступлений, содержащихся в указанных заявлениях.

Согласно п. 4.2. Инструкции «О порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации» поступившие в органы прокуратуры обращения, в том числе по поводу решений нижестоящих прокуроров, разрешаются с изучением копий судебных решений, материалов прокурорских проверок и иных материалов. При необходимости обращения могут быть разрешены с изучением уголовных, гражданских, арбитражных и административных дел, истребованием нормативных документов, получением объяснений от граждан, а также должностных и иных лиц, действия которых обжалуются. Указанные требования инструкции при подготовке ответа от 27.01.2021г. №15-657-2017 исполнены не были, что свидетельствует о его незаконности.

Содержащееся в ответе утверждение А.С. Мещерского о том, что «изъятые предметы осмотрены, признаны следователем вещественными доказательствами и переданы на склад временного хранения ООО «Триумф»», противоречит материалам уголовного дела №601319 и содержанию заявлений МОО «Общественный контроль.

Со ссылками на конкретные материалы уголовного дела заявитель указывал, что следователем Ромициным В.В. вещественными доказательствами были признаны предметы, сведения об изъятии которых при обыске отсутствуют. При этом предметы, изъятие которых отражено в протоколе обыска, вещественными доказательствами не признавались.

Приведённый довод старшего советника юстиции А.С. Мещерского противоречит материалам уголовного дела, что свидетельствует о нарушении требований п. 4.2. Инструкции «О порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации» при подготовке обжалуемого ответа.

Также в заявлениях МОО «Общественный контроль» указано, что в материалах уголовного дела нет ни одного документа о передаче вещественных доказательств на хранение в ООО «Триумф», предусмотренного Инструкцией «О порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами», утвержденной Приказом МВД Российской Федерации, Минюста Российской Федерации, Минздрава Российской Федерации, Минэкономики Российской Федерации, ГТК Российской Федерации, ФСБ Российской Федерации и ФПС Российской Федерации от 9 ноября 1999 года и Приказом Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 7 июня 2006 года, а также Инструкцией, утверждённой Приказом Главного управления внутренних дел Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 08.01.2004 №9 «Об упорядочении действий органов внутренних дел при принятии решения о реализации арестованного и конфискованного имущества».

Недобросовестное исполнение старшим советником юстиции А.С. Мещерским своих должностных обязанностей при подготовке обжалуемого ответа подтверждается тем фактом, что его утверждение о передаче изъятого имущества на склад временного хранения ООО «Триумф», при отсутствии в материалах уголовного доказательств такой передачи, опровергается ответом ГУ МВД РФ по СПб и ЛО от 31.08.2020 №3/207806029543, из которого следует, что все документы, связанные с ведением и учетом изъятого имущества, уничтожены, в связи с чем  А.С. Мещерский не мог обладать на момент подготовки ответа объективными сведениями, подтверждающими передачу имущества на склад ООО «Триумф».

Недостоверным и противоречащим действующему законодательству является довод А.С. Мещерского о том, что «Согласно выводам судебных экспертиз изъятая в ходе обыска аудиовизуальная продукция обладала признаками контрафактности». В своём ответе А.С. Мещерский указывает, что по уголовному делу №601319 в настоящее время предварительное следствие не окончено. При неоконченном предварительном следствии уголовное дело не может быть передано в суд, что исключает возможность проведения судебных экспертиз.

Имеющееся в материалах уголовного дела заключение эксперта ЭКЦ ГУ МВД по СПб и ЛО не может расцениваться как судебная экспертиза, тем более, что в заключении эксперта прямо указано, что данная экспертиза является технической, а не правовой, что исключает возможность выводов о контрафактности исследуемых объектов, поскольку понятие контрафактности экземпляров произведений и (или) фонограмм является юридическим. Поэтому вопрос о контрафактностиэкземпляров произведений или фонограмм не может ставиться перед экспертом (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2006 N 15).

При этом, в заявлении о преступлении обращено внимание, что согласно п.75 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 №10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» материальный носитель может быть признан контрафактным только судом, однако в материалах уголовного дела отсутствуют судебные акты, установившие признаки контрафактности изъятого имущества.

Изложенное свидетельствует о противоречии фактическим обстоятельствам выводов, содержащихся в обжалуемом ответе, что явилось следствием неисполнения начальником управления по надзору за процессуальной деятельностью в органах Следственного комитета Российской Федерации А.С. Мещерским п. 4.2. Инструкции «О порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации».

Умышленно уклоняясь от принятия мер, направленных на прекращение уголовного дела, А.С. Мещерский, признавая факт истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности по делу  №601319, указывает, что «согласно ч.2 ст. 27 УПК РФ в случае прекращения уголовного дела по п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ, необходимо согласие обвиняемого (подозреваемого). Получение такого согласия является обязательным условием для принятия такого решения. Между тем, по данному уголовному делу лицо, совершившее преступление, не установлено.»

Однако буквально ч.2 ст. 27  УПК РФ гласит, что прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в пунктах 3 и 6 части первой статьи 24, статьях 25, 25.1, 28 и 28.1 настоящего Кодекса, а также пунктах 3 и 6 части первой настоящей статьи, не допускается, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает. В таком случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке.

Следовательно, для прекращения уголовного дела по п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ установлению подлежит не наличие согласия обвиняемого (подозреваемого), как полагает А.С. Мещерский, а наличие возражений обвиняемого (подозреваемого), как установлено ч.2 ст. 27  УПК РФ.

Поскольку А.С. Мещерский не указывает на наличие возражения обвиняемого (подозреваемого) против прекращения уголовного дела, и такое возражение исключено, поскольку лицо, совершившее преступление, не установлено, при подтверждённом факте истечения сроков давности уголовного преследования, необходимо признать незаконным бездействие начальника управления по надзору за процессуальной деятельностью в органах Следственного комитета Российской Федерации С.А Мещерского, выразившееся в отказе от принятия мер прокурорского реагирования, направленных и обеспечивающих прекращение уголовного дела №601319.

Противоречит действующему законодательству мнение старшего советника юстиции А.С. Мещерского об отсутствии у заявителей права на обжалование принятых по уголовному делу процессуальных решений.

В обоснование указанного довода А.С. Мещерский ссылается на отсутствие подтверждения принадлежности ООО «Торговая фирма «Фаворит» и ООО «Простор» изъятого в ходе обыска имущества.

Однако в предыдущем абзаце своего ответа А.С. Мещерский сам указывает, что изъятие имущества осуществлено «в ходе обыска, проведенного в помещении, арендованном  ООО «Торговая фирма «Фаворит».

Такое внутреннее противоречие между изложенными в ответе фактами и сделанными выводами свидетельствует о нарушении п. 4.1. Инструкции «О порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации», устанавливающего требование об объективном и всестороннем рассмотрении поставленных вопросов, и дает основание для предположения об умышленном уклонении А.С. Мещерского от принятия мер прокурорского реагирования.

Необходимо указать, что в случае надлежащего исполнения требований, п. 4.2. «Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации» А.С. Мещерский перед подготовкой обжалуемого ответа должен был ознакомиться с ответом прокурора Центрального района П.А. Забурко от 02.12.2020г. №3210ж-18, подготовленного по результатам проверки доводов МОО «Общественный контроль» и подтверждающим, что в ходе обыска было «изъято имущество ООО «Простор» и ООО «Фаворит»». Также в ответе прокурора Центрального района П.А. Забурко указано, что «по факту хищения имущества ООО «Простор» и ООО «Фаворит» возбуждено уголовное дело №№11801400013001325».

Часть 1 статьи 123 УПК РФ  наделяет правом обжалования действий (бездействий) и решений органа дознания, дознавателя, начальника подразделения дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора и суда не только участников уголовного судопроизводства, но и иных лиц в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы.

Таким образом, перечень лиц, обладающих правом принесения жалобы, реализующих его по собственному усмотрению, на досудебном судопроизводстве не ограничен. Указывая на ограничение прав заявителей на обжалование принятых процессуальных решений, А.С. Мещерский умышленно игнорирует ст. 19 УПК РФ, предусматривающую право на обжалование процессуальных действий и решений и не ограничивающую субъектов этого права, а также ст. 123 УПК РФ, наделяющую всех участников уголовного судопроизводства правом на обжалование, не исключая допрошенных в качестве свидетелей, и предоставляющую право обжалования «иным лицам» в той части, в которой процессуальные действия и решения затрагивают их интересы.

При этом, Постановлением Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 09 августа 2017 года по делу  № 3/10-36/17  бездействие СО по Центральному району СУ СК по СПб, выразившееся в невозврате организациям принадлежащего им имущества, изъятого в ходе обыска, в непрекращенииуголовного дела №601319, признано незаконным с обязанием устранить допущенные нарушения.

Ссылаясь на хищение изъятого имущества со склада ООО «Триумф», начальник управления по надзору за процессуальной деятельностью в органах Следственного комитета Российской Федерации А.С. Мещерский оставил без процессуальной оценки заявления о преступлении в части нарушения сотрудниками СО СК по Центральному району требований, предъявляемых к хранению вещественных доказательств по уголовному делу № 601319, и наличия в действиях причастных лиц признаков преступлений, предусмотренных ст. 293, ст. 285,ст. 286 УК РФ.

Об умышленном характере уклонения А.С. Мещерским от объективного рассмотрения поступивших заявлений и принятия мер прокурорского реагирования свидетельствует также усечённое цитирование положений п. 2.4. Инструкции. В своём ответе А.С. Мещерский сообщает, что «в силу п. 2.4. названной инструкции обращения, в которых заявители выражают несогласие с принятыми решениями и в связи с этим ставят вопрос о привлечении судей, прокуроров, следователей и дознавателей к ответственности, высказывая предположение о возможном совершении ими должностного преступления, не требуют проверки в порядке, предусмотренном ст. 144 и 145 УПК РФ».

В полном объёме текст указанной нормы предусматривает, что обращения, в которых заявители выражают несогласие с принятыми решениями и в связи с этим ставят вопрос о привлечении судей, прокуроров, следователей и дознавателей к ответственности, высказывая предположение о возможном совершении ими должностного преступления, при отсутствии в них конкретных данных о признаках преступления не требуют проверки в порядке, предусмотренном ст. 144 и 145 УПК РФ.

Обязательным признаком злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), превышения должностных полномочий (ст. 286 УК РФ), халатности (ст. 293 УК РФ), о которых указывалось в заявлении о преступлении, являются общественно опасные последствия в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

В п. 18 Постановления от 16 октября 2009 г. №19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что под существенным нарушением прав граждан или организаций в результате злоупотребления должностными полномочиями или превышения должностных полномочий следует понимать нарушение прав и свобод физических и юридических лиц, гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией РФ. Представленными в заявлениях доказательствами подтверждается, что последствиями указанных должностных преступлений является имущественный ущерб, который выражается в утрате имущества (прямой ущерб), а также в неполучении должного (упущенная выгода).

Таким образом, в распоряжении А.С. Мещерского были объективные доказательства наличия признаков должностных преступлений, совершенных сотрудниками правоохранительных органов Санкт-Петербурга, однако данные обстоятельства прокурором проигнорированы, следствием чего явилось сокрытие прокурорским работником должностных преступлений, совершённых сотрудниками правоохранительных органов Санкт-Петербурга.

Изложенное свидетельствует, что при подготовке обжалуемого ответа старшим советником юстиции А.С. Мещерским не исполнены требования п.1.4. Приказа Генеральной прокуратуры России от 05.09.2011 №277 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях в органах дознания и предварительного следствия», предписывающего с особым вниманием проверять законность разрешения сообщений о преступлениях, связанных с проявлениями коррупции, организованной преступности.

На основании изложенного

П Р О Ш У  :

1. Признать незаконным ответ начальника управления по надзору за процессуальной деятельностью в органах Следственного комитета Российской Федерации А.С. Мещерского от 27.01.2021г. №15-657-2017;

2. В соответствии с п. 4.2., 6.1 инструкции «О порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации» принять к рассмотрению по существу должностными лицами Прокуратуры Санкт-Петербурга заявления МОО «Общественный контроль», поступившие в городскую прокуратуру из Генеральной прокуратуры Российской Федерации, и провести проверку изложенных фактов и обстоятельств в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством.

Приложения на 6 листах:

1. Копия ответа старшего советника юстиции А.С. Мещерского от 27.01.2021г. №15-657-2017;

2. Копия письма прокурора Центрального района СПб П.А. Забурко от 02.12.2020г. № 3210ж-18;

3. Копия письма ГУ МВД РФ по СПб и ЛО от 31.08.2020 №3/207806029543.

Президент МОО

«Общественный контроль»​​​​​​В.Г.Сергеев



Комментарии

  • Куклычева Анна17.03.2021

    Именно так и работает эта чудесная команда, давно и исправно. Только мы с ними по разные стороны интересов. Защищать наши они не собираются.

    Ответить

Оставить свой комментарий

Свежие материалы
Комментарии