ЖАЛОБА Председателю Следственного Комитета Российской Федерации Бастрыкину Александру Ивановичу на действия (бездействия) руководителя шестого отдела управления контроля за следственными органами А.М. Фишмана, выразившиеся в отказе от удовлетворения жалобы МОО «Общественный контроль» №03/21-ОК-1-16 от 15.03.2021г. и  рассмотрения по существу заявлений о преступлении от 07.07.2020г. №06/20-1-ОК-97

ЖАЛОБА Председателю Следственного Комитета Российской Федерации Бастрыкину Александру Ивановичу на действия (бездействия) руководителя шестого отдела управления контроля за следственными органами А.М. Фишмана, выразившиеся в отказе от удовлетворения жалобы МОО «Общественный контроль» №03/21-ОК-1-16 от 15.03.2021г. и рассмотрения по существу заявлений о преступлении от 07.07.2020г. №06/20-1-ОК-97

13.08.2021

Руководителем шестого отдела управления контроля за следственными органами А.М. Фишманом рассмотрена жалоба МОО «Общественный контроль» №03/21-ОК-1-16 от 15.03.2021г. на действия руководителя второго отдела управления контроля за следственными органами С.В. Машохи, выразившиеся в отказе от рассмотрения заявлений о преступлении в порядке уголовно-процессуального законодательства, поданная на имя Председателя Следственного Комитета Российской Федерации.

Подготовленный по результатам рассмотрения жалобы ответ А.М. Фишмана от 21.05.2021г. №216/2-1908-08 подлежит признанию незаконным  с обязанием рассмотреть заявления МОО «Общественный контроль» о преступлении по существу с вынесением соответствующих процессуальных решений в силу следующего.

Обжалуемый ответ руководителя шестого отдела управления контроля за следственными органами содержит утверждение об изучении материалов, необходимых для подготовки ответа. Однако поставленные в жалобе №03/21-ОК-1-16 от 15.03.2021г. вопросы о наличии признаков должностных преступлений, совершенных сотрудниками СО СК по Центральному району и ГУ МВД по СПб и ЛО, правовой оценки  А.М. Фишмана не получили, что свидетельствует о том, что необходимые для подготовки ответа материалы указанным должностным лицом не изучались.

Следствием подготовки ответа без изучения материалов уголовных дел №601319  и №11801400013001325 явилось несоответствие утверждений А.М. Фишмана фактическим обстоятельствам изъятия имущества сотрудниками правоохранительных органов и его последующего хищения.

Заключение А.М. Фишмана о признании изъятого имущества вещественными доказательствами по уголовному делу противоречит материалам дела:

Формат диска

Изъято согласно протокола обыска

Осмотрено экспертом

Признано следователем вещественными доказательствами

Изъято

фактически

(с учетом протоколов осмотра)

бокс

диск

бокс

диск

бокс

диск

DVD

55001

17627

17638

5683

5694

55001

55001

DVDROM

не отражено

1885

1885

2092

2104

2092

 2104

«CD-ROM»

не отражено

44

46

1925

2468

1925

  2468

«ps2»

не отражено

850

850

776

776

  850

   850

«cdda»

не отражено

нет

нет

28608

32020

28608

32020

«mp

не отражено

нет

нет

16401

19884

16401

19884

VHS

1140

нет

нет

1140

1152

1140

1152

A/K

450

нет

нет

нет

нет

450

450

Итого

20406

20419

56625

64098

106467

113929

Из изъятых 106’467 боксов (113’929 дисков) было подвергнуто экспертизе 20’406 боксов (20’419 дисков), что составляет 17,9% от общего количества изъятой продукции, а из 20’419 осмотренных экспертами оптических дисков признано вещественными доказательствами только 7876 единиц, что менее 7,0% от общего количества изъятого.

Таким образом, в случае действительного изучения «материалов, необходимых для подготовки ответа», А.М. Фишман мог бы убедиться в том, что из всего объёма оптических дисков, изъятых в ходе обыска, лишь 7,0%  на основании заключения экспертизы были признаны вещественными доказательствами, которые, в свою очередь, составляли только 56% изъятых дисков.

Изучение указанных данных  неизбежно привело бы руководителя шестого отдела управления контроля за следственными органами к объективному выводу о том, что решение следователя о признании предметов вещественными доказательствами основано далеко не на выводах проведенных экспертиз, и львиная доля (88%) осмотренных предметов признана следователем вещественными доказательствами без наличия объективных данных к этому.

Сравнительная таблица  приобщенных к делу вещественных доказательств и предметов, прошедших экспертизу

№№

Листы дела

Наименование Продукции

Кол-во единиц (диски, боксы) по протоколам осмотра

Примечание по протоколам осмотра и признания вещественными доказательствами

Кол-во единиц (диски, боксы) по данным экспертизы

Примечания по данным экспертизы

бокс

диск

бокс

диск

Том 23, стр. 1-19

DVD

1913

1914

протокол осмотра т.23  от 05.12.2007г. и приобщения к вещественным доказательствам 05.12.2007г. Том.4

1913

1914

постановление  о назн экспертизы  от 06.12.2007г.   (Экспертиза с 10.12.2007г. по 24.12.2007г.)т.38,л.д.26-30

Том 4, стр. 1-8

DVD

525

525

протокол осмотра т.4 л.д.1-8 от 09.02.2008г. И приобщения к вещественным доказательствам 09.02.2008г. Том.4 л.д.103

Экспертиза

не

проводилась

Том 23, стр. 20-42

DVD

900

900

протокол осмотра т.23 л.д.20-42 от 20.06.2008г. и приобщение от 20.06.2008г. Т.23л.д.43

949

949

постановление  о назн. экспертизы от 12.05.2008г.   (Экспертиза с 05.06.2008 по 11.06.2007г.) т.38 л.д.62-66

Том 4,  стр. 9-76

DVD

2345

2355

протокол осмотра т.4л.д.9-76  от 25.07.2008г., и приобщение т.4.л.д.109 от 25.07.2008

14765

14775

постановление  о назн.экспертизыот 22.07.2008г.   (Экспертиза с 24.07.2008 по 26.07.2008г.) т.38 л.д.39-97

ИТОГО  DVD

5683

5694

17627

17638

Том 23, стр. 161-195

DVD ROM

2092

2104

протокол осмотра т.23 л.д.161-195 от 23.07.2008г. И приобщения к вещественным доказательствам 23.07.2008г. Том.4 л.д.103

1885

1885

постановление  о назн. экспертизыот 24.03.2008г.   (Экспертиза с 25.04.2008г.) т.38

cd-rom

1925

2468

44

46

ps2

776

776

850

850

ИТОГО

20406

20419

Из сравнительных таблиц видно, что решение о признании осмотренных предметов вещественными доказательствами могло быть принято следователем в отсутствии экспертизы либо раннее даты ее проведения. Особенно интересна экспертиза от 24.07.08 в отношении 14’475 DVD дисков, установившая наличие отличительных признаков от имеющихся образцов у 12’424 DVD, тем не менее следователем приобщено к вещественным доказательствам всего лишь 2’355 диска.

Таким образом, утверждение А.М. Фишмана об осмотре экспертом значительного количества изъятой продукции, о признании изъятой техники вещественными доказательствами голословно, противоречит фактическим обстоятельствам уголовного дела и имеет своей целью придание видимости правомерности удержания имущества, которое вещественными доказательствами не признавалось и подлежит возврату собственникам в соответствии с ч.4 ст. 81 УПК РФ.

Также при подготовке ответа А.М. Фишманом оставлен тот факт, что из 55’001 боксов с DVD дисками, изъятых в ходе обыска, вещественными доказательствами признаны только 5’683 боксов с DVD. Остальные 49’318 боксов следователем не осматривались, вещественными доказательствами не признавались и подлежали возврату собственникам, однако указанное имущество собственникам не было передано.

Изъятые в ходе обыска 5’000 боксов с дисками формата DVD-R , 6 мониторов, 7 системных блоков, металлический ящик размером 35*35*35, пустые пластиковые боксы для оптических дисков, целлофановые пакеты, видеомагнитофоны следователем не осматривались и вещественными доказательствами по уголовному делу не признавались, что изначально порождало безусловную обязанность следствия по возврату указанного имущества его собственникам.

Содержащееся в обжалуемом ответе предположение А.М. Фишмана о возможном использовании изъятых видеомагнитофонов для тиражирования, не признанных вещественными доказательствами, не может являться основанием для их удержания. При этом необходимо учитывать, что предметом выполненных экспертиз являлись исключительно оптические носители, тиражирование которых с использованием видеомагнитофонов невозможно.

Однако данные обстоятельства в обжалуемом ответе не отражены, правовой оценки руководителя шестого отдела управления контроля за следственными органами не получили, что свидетельствует о необоснованности утверждений, содержащихся в обжалуемом ответе.

При подготовке ответа руководителем шестого отдела управления контроля за следственными органами проигнорированы требования ч.4 ст. 81 УПК РФ, согласно которой изъятые в ходе досудебного производства, но не признанные вещественными доказательствами предметы, включая электронные носители информации, и документы, подлежат возврату лицам, у которых они были изъяты.

Уклоняясь от принятия процессуальных мер, направленных на прекращение уголовного дела №601319  и возврат изъятого имущества или принятия решения о возмещении ущерба собственникам имущества, А.М. Фишман неправомерно ссылается на п. 1.24 Приказа Следственного комитета РФ от 15.01.2011 N 2 «Об организации предварительного расследования в Следственном комитете Российской Федерации», предусматривающий прекращение уголовных дел,  следствие по которым приостановлено в связи с неустановлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых, по истечении сроков давности уголовного преследования только после установления этих лиц с соблюдением требований ч. 2 ст. 27 УПК РФ.

Указанный Приказ, являясь ведомственным актом, не может вводить какие-либо дополнительные требования для прекращения уголовного дела, не предусмотренные УПК РФ.

Часть 2 статьи 27  УПК РФ не допускает прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в пунктах 3 и 6 части первой статьи 24, статьях 25, 25.1, 28 и 28.1 настоящего Кодекса, а также пунктах 3 и 6 части первой настоящей статьи, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает.

Следовательно, под соблюдением требований ч. 2 ст. 27 УПК РФ в п. 1.24 Приказа подразумевается установление наличия возражений обвиняемого (подозреваемого).

Как указал Московский городской суд в Апелляционном постановлении от 3 марта 2016 г. по делу N10-2887 «положение ч.2 ст.27 УПК РФ, требующее обязательное согласие подозреваемого или обвиняемого на прекращение уголовного дела по этому основанию (п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ), относится только к находящимся в производстве у органов предварительного расследования и суда уголовным делам в отношении конкретных (установленных) лиц, которые выражают свое несогласие с предъявленным обвинением и имеют право на реабилитацию. Это связано с соблюдением права обвиняемого на защиту. По данному делу речь идет о преступлении, виновное лицо по которому не установлено. Получение согласия у неустановленного лица на прекращение уголовного дела по нереабилитирующему основанию уголовно-процессуальный закон не предусматривает.»

Содержащаяся в ответе ссылка на Постановление Конституционного Суда РФ от 02.03.2017 № 4-П является несостоятельной, поскольку указанное Постановление содержит выводы суда относительно уголовного дела, находящегося в стадии судебного рассмотрения, по которому обвиняемые были установлены, и они сами непосредственно ходатайствовали о прекращении уголовного дела в связи истечением сроков уголовного преследования.

Выводов о невозможности прекращения уголовного дела на основании п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ в случае истечения сроков уголовного преследования по уголовному делу, в котором обвиняемые (подозреваемые) не установлены, Постановление Конституционного Суда РФ №4-П от 02.03.2017 не содержит.

Поскольку А.М. Фишман в своём ответе не указывает на наличие возражения обвиняемого (подозреваемого) против прекращения уголовного дела, и такое возражение исключено, так как лицо, совершившее преступление, не установлено, при подтверждённом факте истечения сроков давности уголовного преследования необходимо признать незаконным бездействие руководителя шестого отдела управления контроля за следственными органами, выразившееся в отказе от принятия мер, направленных и обеспечивающих прекращение уголовного дела №601319.

При подготовке обжалуемого ответа А.М. Фишманом проигнорировано решение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 24.01.2007г. по делу №А56-42514/2006, опровергающее изложенные в ответе подозрения в контрафактности изъятой продукции. Указанным судебным актом установлено, что заключенные ООО «ТД Орби» и «Торговая фирма «Фаворит» лицензионные договоры, предоставляющие право использовать аудиовизуальные произведения для изготовления и распространения путём продажи экземпляров аудиовизуальных произведений, заключены в полном соответствии с действующим законодательством.

Частью 1 ст. 6 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации», ч. 8 ст. 5 Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 г. N 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», ст. 7 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 г. N 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» установлена обязательность законных распоряжений, требований, поручений, вызовов и других обращений судов, а также мировых судей для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц, неукоснительное их исполнение на всей территории Российской Федерации.

Таким образом, А.М. Фишманом допущено нарушение законодательного требования об обязательности судебных актов, выразившееся в его предположении о возможности конфискации и уничтожения без компенсации продукции, легальность производства которой установлена вступившим в законную силу судебным актом.

Противоречит материалам уголовного дела вывод А.М. Фишмана о правомерной передаче изъятого имущества в ООО «Триумф».

При подготовке обжалуемого ответа руководитель шестого отдела управления контроля за следственными органами был достоверно информирован, что согласно приложенному к жалобе ответу ГУ МВД РФ по СПб и ЛО от 31.08.2020 №3/207806029543 все документы, связанные с ведением и учетом изъятого в рамках уголовного дела №601319  имущества, уничтожены, что исключало возможность постановки вывода о передаче имущества в ООО «Триумф».

В силу § 42 Инструкции «О порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами» в прилагаемой к обвинительному заключению справке указывается, где хранятся изъятые по делу вещи, документы или иное имущество со ссылкой на соответствующий лист дела, где подшиты документы, подтверждающие сдачу на хранение имущества или ценностей, изъятых в стадии следствия или дознания.

Указанная норма свидетельствует об обязательном нахождении в материалах уголовного дела документов по приему-передаче вещественных доказательств на хранение, об их количестве и месте нахождения.

Материалы уголовного дела не содержат доказательств принятия процессуального решения о передаче имущества на хранение, процессуальные документы по передаче имущества следствием не оформлялись, поэтому утверждение А.М. Фишмана о нахождении имущества на хранении в ООО «Триумф» голословно, а изъятые товарно-материальные ценности все время находились в распоряжении СО СК по Центральному району.

При этом А.М. Фишманом без правовой оценки оставлены факты процессуальных нарушений требований УПК РФ и ведомственных Инструкций, регулирующих порядок изъятия и хранения изъятого имущества, допущенные следователями СО СК по Центральному району.

Признавая тот факт, что Прокуратура Санкт-Петербурга не имела законных оснований для передачи изъятого имущества в ООО «Триумф» по причине отсутствия договора с этой организацией, А.М. Фишман оправдывает допущенные процессуальные нарушения порядка помещения на хранение изъятого имущества, принятием якобы «разумных мер по сохранности изъятого». Однако содержанием жалобы МОО «Общественный контроль» №03/21-ОК-1-16 от 15.03.2021г. и материалами уголовного дела №601319 подтверждается, что ООО «Триумф» не являлось специализированной организацией, занимающейся хранением имущества. Основной его деятельностью являлась покупка и продажа собственного недвижимого имущества (код ОКВЭД 68.1), в числе дополнительных видов деятельности хранение имущества не указано.

Передача изъятого имущества на хранение лицу, не специализирующемся на хранении, а занимающемуся торговлей недвижимостью, не может расцениваться как разумные меры по сохранности изъятого. В данном случае о неразумности такого выбора хранителя свидетельствует невключение ООО «Триумф» в Перечень организаций, уполномоченных на хранение вещественных доказательств по уголовным делам.

Утверждая в своем ответе о хищении имущества со склада ООО «Триумф», А.М. Фишман полностью игнорирует доводы о недостоверном указании даты хищения имущества, а именно  —  с 13 ноября 2007 года по июнь 2009 года.

В жалобе МОО «Общественный контроль» №03/21-ОК-1-16 от 15.03.2021г. указывалось, что согласно материалам уголовного дела №601319 с декабря 2007 года по май 2008 года следователем осуществлялся осмотр изъятых предметов с составлением соответствующих актов осмотра. Материалами уголовного дела также подтверждается, что часть изъятых предметов осматривалась непосредственно в помещении СУ СК по Центральному району, где они и были в дальнейшем оставлены на хранение.

Уже после прекращения деятельности ООО «Триумф» с 07 июля 2009г. по 04 августа 2009г. генеральный директор ООО «ТД Орби» в качестве обвиняемой по уголовному делу  №601319 и ее защитник Филатов Н.А. знакомились с вещественными доказательствами по делу в здании по адресу: Санкт-Петербург, ул. Красных Текстильщиков, д.10. Следователем Синицыным Г.В., в производстве которого находилось уголовное дело №601319, не выносилось постановление о невозможности предъявления вещественных доказательств, следовательно, с 07.07.2009г. по 04.08.2009г. приобщенное в качестве вещественных доказательств имущество похищено не было и имелось в распоряжении следствия.

Указанные обстоятельства, со всей очевидностью свидетельствующие о том, что в период с 13 ноября 2007 года по 04 августа 2009 года имущество имелось в наличии инаходилось во владении СО СК по Центрального района, а не ООО «Триумф», А.М. Фишманом проигнорированы и оставлены без исследования и правовой оценки, что свидетельствует о ненадлежащем рассмотрении жалобы МОО «Общественный контроль» №03/21-ОК-1-16 от 15.03.2021г.

Содержащееся в обжалуемом ответе утверждение А.М. Фишмана об исполнении решения Красногвардейского районного суда от 09.08.2007г. путем повторного рассмотрения ходатайств заявителей несостоятельно.

09 августа 2017 года Постановлением Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга по делу  № 3/10-36/17  жалоба ООО «Торговая фирма «Фаворит» от 08.08.2016 г. на незаконное бездействие СО по Центральному району СУ СК по СПб, выразившееся в невозврате организациям принадлежащего им имущества, изъятого в ходе обыска, удовлетворена в полном объеме.

Принимая во внимание, что изъятое в ходе обыска имущество заявителям не возвращено, нельзя признать указанное судебное постановление исполненным.

В соответствии со ст. 6 Федерального Конституционного закона от 31.12.1996 N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» вступившие в законную силу судебные акты обязательны для всех органов государственной власти и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. Нарушение указанной конституционной нормы рассматривается как грубейшее нарушение закона, а в определенных случаях — и как преступление, предусмотренное ст. 315 УК РФ.

При этом сам обжалуемый ответ содержит внутренние противоречия между сделанными А.М. Фишманом выводами и установленными им обстоятельствами и фактами, что свидетельствует о необоснованности ответа.

Так, при подготовке ответа установлено, что в ходе обыска, проведённого в помещении, занимаемом ООО «Торговая фирма «Фаворит» и ООО «ТД Орби», были изъяты магнитные и оптические носители информации, а также техника для тиражирования аудиовизуальных произведений. Содержанием ответа подтверждается отсутствие сведений о нахождении в обыскиваемых помещениях имущества иных организаций, что в совокупности свидетельствует о факте изъятия в ходе обыска имущества, принадлежащего именно ООО «Торговая фирма «Фаворит» и ООО «ТД Орби». Также из ответа следует достоверная осведомлённость А.М. Фишмана о передаче прав на имущество, изъятое у ООО «ТД Орби», в пользу ООО «Простор».

Одновременно, при подготовке ответа А.М. Фишман имел объективные данные, содержащиеся в письме прокурора Центрального района Санкт-Петербурга П.А. Забурко от 02.12.2020г. №32/02-18, приложенном к жалобе №12/20-1-ОК-129 от 29.12.2020г., в котором районный прокурор прямо указал, что в ходе обыска было «изъято имущество ООО «Простор» и ООО «Фаворит», и что «по факту хищения имущества ООО «Простор» и ООО «Фаворит» возбуждено уголовное дело №11801400013001325».

Указанные сведения, изложенные прокурором Центрального района Санкт-Петербурга 02.12.2020г. по результатам проведенной прокурорской проверки, свидетельствуют о несогласии надзорного органа с мнением заместителя начальника СУ УМВД России по Центральному району Санкт-Петербурга подполковника юстиции Адамчевского А.В., отменившего вынесенные в феврале 2019 года постановления о признании потерпевшими по уголовному делу №11801400013001325 ООО «Торговая фирма «Фаворит» и ООО «ТД Орби».

При таких обстоятельствах, необходимо признать, что при подготовке обжалуемого ответа А.М. Фишман располагал объективными данными о принадлежности изъятого в ходе обыска имущества именно ООО «Торговая фирма «Фаворит» и ООО «Простор», опровергающими последующий вывод автора ответа о том, что непрекращающееся 13 (!) лет досудебное производство по уголовному делу №601319, в ходе которого изъято имущество этих организаций, не затрагивает права указанных юридических лиц.

Факт изъятия имущества из владения ООО «ТД ОРБИ» и ООО «Торговая фирма Фаворит» непосредственно подтверждается самим протоколом обыска, проведённого 09.11.2007 г. — 13.11.2007 г., составление которого также предусматривало, в случае установления контрафактности товара, использование такого протокола правоохранительными органами в качестве доказательства факта владения товаром на момент его изъятия. Следовательно, выводы о невозможности возврата продукции по причине недоказанности права собственности не основаны на фактических обстоятельствах дела.

Имея достоверные объективные данные о принадлежности изъятого имущества ООО «Торговая фирма «Фаворит» и ООО «Простор», руководитель шестого отдела управления контроля за следственными органами А.М. Фишман с целью ограничения заявителей в праве на доступ к правосудию незаконно уклонился от принятия процессуальных мер, направленных на возврат собственникам принадлежащего им имущества, сославшись на отсутствие сведений о причинении имущественного ущерба заявителям.

Доводы А.М. Фишмана о возможности конфискации изъятого имущества на основании одного лишь заключения криминалистической судебной экспертизы о наличии признаков контрафактности изъятой продукции не основаны на нормах уголовно-процессуального законодательства.

Имеющиеся в материалах уголовного дела заключения эксперта ЭКЦ ГУ МВД по СПб и ЛО не могут расцениваться как судебная экспертиза, тем более, что в заключении эксперта прямо указано — данная экспертиза является технической, а не правовой. Следовательно, сделанное в рамках технической экспертизы заключение не позволяет постановить выводы о контрафактности исследуемых объектов, поскольку понятие контрафактности экземпляров произведений и (или) фонограмм является юридическим. Поэтому вопрос о контрафактности экземпляров произведений или фонограмм не может ставиться перед экспертом (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2006 N 15).

Имея достоверные сведения о наличии всех процессуальных оснований для прекращения уголовного дела №601319 и возврата собственникам изъятого у них имущества, имея все основания для проверки наличия в действиях должностных лиц следственных органов признаков должностных преступлений в связи с нарушением требований, предъявляемых к хранению вещественных доказательств, имея объективные подтверждения фактов воспрепятствования руководителями и сотрудниками правоохранительных органов прекращению уголовных дел и возврату собственникам изъятого у них в рамках расследования уголовных дел имущества, что является достаточным основанием для рассмотрения заявлений о преступлении силами сотрудников центрального аппарата СК России, руководитель шестого отдела управления контроля за следственными органами А.М. Фишман допустил нарушение статьи 124 УПК РФ, регулирующей порядок рассмотрения жалобы руководителем следственного органа, и статей 144, 145 УПК РФ, регулирующих порядок рассмотрения сообщения о преступлении.

Одновременно, признавая в своем ответе неопровержимые факты значительного превышения количества изъятого имущества над количеством продукции, приобщенной в качестве вещественных доказательств, А.М. Фишман вместо принятия процессуальных мер, направленных на восстановление нарушенных прав заявителей, указал в нем на возможность возобновления уголовного преследования в отношении руководителей ООО ««Торговая фирма «Фаворит» и Ассоциации управления авторскими и смежными правами.

При этом А.М. Фишман достоверно осведомлен, что действующие нормы УПК РФ не допускают такой возможности, поскольку за 13 лет досудебного производства по уголовному делу №601319 расследование продлевалось 17 раз всеми уполномоченными должностными лицами, в том числе 4 раза заместителями председателя СК при Прокуратуре РФ, а также непосредственно Председателем  СК при Прокуратуре России.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению, если истекли сроки привлечения к уголовной ответственности.

При полном исчерпании  всех возможных процессуальных сроков расследования и истечении сроков привлечения к уголовной ответственности упоминание руководителем шестого отдела управления контроля за следственными органами возможности возобновления расследования именно в отношении заявителей может расцениваться как попытка внепроцессуального давления на заявителей, отстаивающих свои права на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями сотрудников правоохранительных органов

Изложенные обстоятельства являются основанием для признания ответа  незаконным, необоснованным, подлежащим отмене с рассмотрением заявлений о преступлении в порядке ст. 144-145 УПК РФ с вынесением соответствующего процессуального решения.

На основании изложенного

П Р О Ш У  :

1. Признать незаконными действия руководителя шестого отдела управления контроля за следственными органами А.М. Фишмана, выразившиеся в отказе от удовлетворения жалобы МОО «Общественный контроль» №03/21-ОК-1-16 от 15.03.2021г. и рассмотрения по существу заявлений о преступлении от 07.07.2020г. №06/20-1-ОК-97;

2. Принять рассмотрение заявлений о преступлении к производству органами Следственного комитета федерального уровня;

3. Истребовать из СО по Центральному району ГСУ СК по городу Санкт-Петербургу материалы, указанные в заявлениях о преступлении, и провести силами Управления по расследованию преступлений проверку изложенных обстоятельств и фактов совершения преступления должностными лицами СО СК по Центральному району Санкт-Петербурга с целью установления и привлечения к установленной законом ответственности лиц, причастных к допущенным нарушениям законности и причинению ущерба коммерческим организациям, а также принять меры, направленные на прекращение уголовного дела №601319 и на возврат изъятого имущества заявителям либо на возмещение убытков, причиненных их утратой.

4. Провести проверку обоснованности возбуждения уголовного дела №11801400013001325 на предмет фальсификации доказательств, отсутствия события, признаков и оснований для возбуждения уголовного дела по п. «б» ч.4 ст.158 УК РФ;

5. Установить и привлечь к установленной законом ответственности должностных лиц СО СК по Центральному району и СУ УМВД России по Центральному району Санкт-Петербурга, причастных к фальсификации доказательств и незаконному возбуждению уголовного дела №11801400013001325

6. Принять силами центрального аппарата СК России меры реагирования, направленные на прекращение уголовного дела №11801400013001325.

Приложение на 17 листах:

1/  Копия жалобы МОО «Общественный контроль» от 15.03.2021г

    за № 03/21-ОК-1-16.  

2/ Копия ответа руководителя шестого отдела управления контроля

     за следственными органами А.М. Фишмана от 21.05.2021г. №216/2-1908-08.

Президент

МОО «Общественный контроль»

Сергеев В.Г.

Карикатура с сайта Независимой газеты «Череповецкая истина» 

http://cher-is.com/tag/krazha-veshhdokov/



Комментарии

  • Вайнович Мария13.08.2021

    Масштаб хищений впечатляет….

    Ответить
  • Вустриков Пётр14.08.2021

    Очень неприятная и темная история.

    Ответить
  • Гаврилин Алексей15.08.2021

    Подсчитайте общую сумму убытка и подайте на компенсацию!

    Ответить
  • Герасименко Олеся16.08.2021

    Узаконенный вид воровства(((

    Ответить
  • Пархоменко Сергей17.08.2021

    Качественно так признали вещдоками. Сочувствую!

    Ответить
  • Павленко Ирина18.08.2021

    кто-то хорошо обогатился…

    Ответить
  • Кукушкина Виктория19.08.2021

    Похоже, что время ушло, думаете, можно еще что-то предпринять?

    Ответить
  • Кукушкина София20.08.2021

    Серьезные перечень. Как вообще проучилось оформить изъятие? Насколько я понимаю — неправомерное.

    Ответить
  • Гавриленко Яна21.08.2021

    Это какие-то стародавние разборки?

    Ответить
  • Иванченко Евгения22.08.2021

    На мой взгляд — нереально, такая «команда» и так качественно поработала. там всю вертикаль нужно подозревать и допрашивать

    Ответить
  • Баринов Кирилл23.08.2021

    Интересно, все участники мероприятия и ныне здравствуют и живут неплохо?

    Ответить
  • Герман Ирина24.08.2021

    13 лет и 17 раз — впечатлило! Но в целом ситуация какая-то тупиковая(

    Ответить
  • Громыко Елена25.08.2021

    Да уж а частная собственность и ее неприкосновенность вообще в таких случаях не существует, так?

    Ответить
  • Зулейко Светлана26.08.2021

    Чем-то напоминает эта история лихие 90-е

    Ответить
  • Максимова Яна27.08.2021

    Случай наглядно показывает как доблестные органы полиции нас берегут

    Ответить
  • Харламова Анна28.08.2021

    К Бастрыкину раньше не обращались?

    Ответить
  • Вознянский Виктор29.08.2021

    На возмещение подавайте! На возврат, думаю, уже без вариантов. Срок большой.

    Ответить
  • Шантанов Руслан30.08.2021

    Столько лет отписывались и врали! Позор!

    Ответить
  • Бурцева Милена31.08.2021

    Такого рода продукция уже не актуальная, дело принципа?

    Ответить
  • Красилева Анна1.09.2021

    распродали все давно, не сомневайтесь

    Ответить
  • Метелкин Илья2.09.2021

    Какой ущерб? Не пойдут они на это! Они не признают себя виновными в чем либо уже десятилетие)))

    Ответить
  • Токарева Нина3.09.2021

    ОТвратительный случай и наглядно показывает изнанку нашего правоохранительного аппарата

    Ответить
  • Пустовалова Алина4.09.2021

    Список очень внушительный, наперника хорошо нажились в своё время!

    Ответить
  • Губарев Антон5.09.2021

    Могу только посочувствовать…

    Ответить
  • Жданова Юлия6.09.2021

    Общественный Контроль, вы — огромные молодцы, трудяги и борцы за справедливость. Каждое ваше дело, освещённое на сайте стоит того, чтобы за него побороться! Пусть вам сопутствует удача!

    Ответить
  • Гусаков Макар7.09.2021

    это называется «висяк» или «глухарь»…не настолько хорош в терминологии

    Ответить
  • Плетнева Анна8.09.2021

    кто-то саботирует расследование и на то явно есть причины

    Ответить
  • Майкова Арина9.09.2021

    Срок давности есть ещё, обратите внимание.

    Ответить
  • Падалко Ника10.09.2021

    Столько лет беззаконие никто не пресекает…боюсь и дальше будет такое!

    Ответить
  • Базылев Антон11.09.2021

    На мой взгляд, это тупик. Но, похоже — дело принципа

    Ответить
  • Могучих Олег12.09.2021

    шито белыми нитками, согласен

    Ответить
  • Реховский Игорь13.09.2021

    фото к посту отлично выражает суть происходящего)))

    Ответить
  • Гулкова Маргарита14.09.2021

    Позор такому расследованию!

    Ответить
  • Мурин Евгений15.09.2021

    Общественный Контроль! Отправьте все имеющиеся сведения по делу в какую-нибудь передачу детективную))) Интересно было бы посмотреть)))

    Ответить
  • Ушакова Юлия16.09.2021

    Бдительные органы правопорядка себя скомпрометировали по полной) Дальше некуда)

    Ответить

Оставить свой комментарий

Свежие материалы
Комментарии